Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

avatar

Верхний пост

В связи с тем, что число френдов растет, и в личку поступают разнообразные вопросы касательно, например, френд-политики, то пришло время сделать верхний пост и набросать основные правила этого журнала. Итак:

Я не фанат Беркема и не разделяю его взглядов! Однако его инициатива с антииндивидуализмом – отличная. Как и книжка Мародер.

Френд-политика: в ленту добавляю только тех, кого реально читаю, и чей журнал меня заинтересовал. Журналы-ретрансляторы, которые по 5-10 репостов в день делают, не френджу по причине того, что они просто забивают ленту эфирным шумом. Особенно это неудобно, когда читаешь ленту с мобильных устройств. Поэтому извините.

В журнале полный тоталитаризм, поэтому политика модерации ведется на мое личное усмотрение. Но есть некоторые общие правила: в журнале не приветствуется адресное хамство и портянки в комментариях.

По мере появления новых вопросов пост будет обновляться.

avatar

Старые песни о главном

Провал рыночных преобразований 90-х годов либеральные «экономисты» любили объяснять проклятым советским наследием. И народ был у нас с совковым менталитетом, и класс собственников еще не сформировался, и неэффективная командно-административная система оставила после себя неэффективную экономику. Всё это чудовищно мешало нашим «реформаторам» построить в стране «нормальную рыночную экономику».

Прошло больше двадцати(!) лет. Совки уже поумирали или вышли на пенсию, в стране сформировалась наследственная элита, а неэффективные советские заводы переделаны в торговые центры и офисы. Вроде уже ничего не должно мешать заработать сакральной руке рынка и сделать нам «как на Западе». Ан нет. Что-то опять буксуем. Не выходит у эффективных собственников ничего, кроме выкачки ресурсов. Как там импортозамещение, Сколково, нанотехнолигии, «вот это всё»?

Знаете, кто на этот раз мешает нашим новым белым? Не поверите, но... снова большевики! Я то думал, что подобные аргументы как-то со временем сошли на нет, но оказалось, что тезис о мешающих большевиках просто обрел новую форму. Теперь он звучит так: у нас не получается, потому что в РФ капитализм только 30 лет строится, а на Западе капитализм все 70 лет советской власти развивался. За это время на Западе успели вырасти огромные корпорации, и теперь, естественно, мы не можем с ними конкурировать, поэтому приходится занимать нишу «великой энергетической державы». Вот если бы жидобольшевики не устроили тут свои социалистические эксперименты, то отечественные Рябушинские с Лионозовыми построили бы «нормальный» капитализм, как в США. Шах и мат, коммуняки!

Нет, конечно и раньше прекрасно себя чувствовал миф о «России, которую срезали на взлете большевики». Но до этого «младореформаторы» нам объясняли, что просто надо вернуться к «естественной» модели развития и все наладится, а теперь выходит, что все эти рыночные преобразования изначально были обречены на провал. Так что ли? То есть никакой другой экономики, кроме как сырьевой, в РФ сложиться и не могло?

Да ладно?! Неужели наши рыночные фундаменталисты после 30 лет граблей начали о чем-то догадываться?!

Разумеется нет. Это всего лишь жалкая попытка оправдать собственное интеллектуальное банкротство. Мол не мы такие бездари: уничтожили собственную страну, провели рыночные реформы по рекомендациям МВФ, а никакого западногерманского экономического чуда до сих пор не произошло (и не предвидится). Нет, это всё Ленин виноват с его бомбами!

avatar

Начало конца «стабильности»

Доллар уверено пробил отметку в 38 рублей, нефть ушла ниже 100 долларов за баррель, продажи автомобилей упали на 25%, туроператоры банкротятся пачками, розница снижается, закредитованность населения обновила очередные максимумы.

О чем всё это говорит? О том, что у населения уже нет возможности поддерживать текущий уровень потребления. Проще говоря, у людей тупо нет денег. Для экономики это означает только одно – кризис.

В принципе это закономерный итог путинской «стабильности», когда ВВП раздувался за счет постоянного роста цен на сырье и увеличения корпоративной задолженности. Да, МКАД застроили огромнейшими торговыми центрами, россиянчеги оккупировали все мировые курорты, построили себе коттеджики и пересели на иномарки. От этого ВВП очень бурно рос. Самый рейтинговый персонаж российского капитализма даже обещался удвоить ВВП к 2010-му году (с известным результатом).

И все бы хорошо, но проблема заключается в том, что ВВП – это денежный показатель, а не количественный. Объясню на примере. Вспомните, еще 10-15 лет назад по дорогам в основном ездили представители отечественного автопрома: Иж, Волга, Москвич, Ока, Жигули... Эти автомобили состояли практически на 100% из российских комплектующих. Теперь мы пересели на иномарки, многие из которых собираются в России из импортных машинокомплектов. В ВВП при этом учитывается итоговая стоимость автомобиля, то есть если раньше Москвич стоил условно 10 тысяч долларов, а сегодня вместо него производится Киа РИО стоимостью 20 тысяч долларов, то формально у нас ВВП вырос в два раза, ведь ВВП – это стоимость всех конечных товаров произведенных на территории страны за год. И пофиг, что в Киа РИО отечественных деталей нет вообще.

Точно так же за время «стабильности» было окончательно угроблено отечественное авиастроение. А ведь авиастроение – еще более высокотехнологичная отрасль, которая тянет за собой целую цепочку смежных отраслей от электроники до нефтехимии. Для Добролета мы теперь Боинги закупаем, а Суперджет больше чем на половину состоит из импортных комплектующих, но зато увеличивает ВВП, да.

В итоге, с точки зрения производства, мы сегодня имеем ситуацию даже хуже, чем в конце 90-х, когда еще оставался огромный советский промышленный потенциал. Сходите в магазин – там всё импортное. Драйвером роста стал потребительский сектор, но этот сектор на текущий момент больше потреблять не может. Всё, приток халявного бабла закончился, а внутри страны бабло не генерируется в количестве достаточном для поддержания текущего уровня потребления. Понастроенные торговые центры не создают прибавочной стоимости, точно так же как ее не создает раздутый сектор услуг с маркетологами, юристами и финансистами.

Поэтому кризис текущей системы был лишь вопросом времени, и сегодня это время настало. Причем мы находимся сейчас на внешнем витке спирали схлопывающегося спроса. Падение спроса вызывает банкротства, безработицу и, как следствие, снижение доходов населения, что, в свою очередь, еще больше снижает спрос и так далее. Никакой Росстат не поможет.

Но это только экономическая сторона вопроса. Наряду с ней будет расти и политическая напряженность. Внутриэлитная борьба за кормушку обострится, а конфликтующие стороны будут активно использовать фактор растущей социальной напряженности, вызванный падением уровня жизни значительной части населения. В общем на горизонте отчетливо стали проглядываться контуры 90-х. Путинскую стабильность можно поздравить с началом ее конца.

UPD: компетентные товарищи меня поправили в том, что мой пример с ВВП некорректен. Речь должна идти не об удвоении ВВП, а об изменении его структуры. То есть вклад наших предприятий в ВВП снижается. Попозже поправлю.

avatar

Эффективная неэффективность

Любой либерал прекрасно знает, что рыночная экономика гораздо эффективнее плановой. При свободном рынке эффективные независимые производители конкурируют между собой за покупателя, из-за чего снижаются цены на товары и растет их ассортимент.

Правда для того, чтобы рынок оставался свободным, нужно на налоги содержать антимонопольный комитет, а чтобы эффективные производители не уклонялись от налогов – налоговую инспекцию и налоговую полицию. Еще, иногда, в рамках конкуренции игроки рынка подают друг на друга в суды и защищают всякие патенты, для чего, собственно, потребуются арбитражные суды и патентные ведомства. Естественно, для того, чтобы эффективно «оптимизировать» налоги и эффективно разбираться в судебных делах, компаниям понадобятся эффективные юристы и не менее эффективные бухгалтера. На случай, если эффективные производители в рамках честной конкуренции будут использовать в своих продуктах слишком много шлака, придется содержать различные потребнадзоры.

Само собой, чтобы компании более эффективно конкурировали друг с другом за клиентов, нужна реклама. Поэтому куча народу трудоспособного возраста эффективно раздает листочки у метро, развешивает рекламные плакаты и растяжки, разносит по почтовым ящикам макулатуру, снимает эффективные рекламные ролики и размещает их в СМИ. Но ведь кроме рекламы нужны еще и маркетологи, которые эффективно выяснят потребности покупателей и объяснят им, что они должны хотеть на самом деле.

Ну и без эффективной банковской системы тоже обойтись нельзя – это же кровь рыночной экономики! Точно так же нельзя обойтись без фондового рынка с эффективными брокерами, управляющими компаниями, инвестиционными фондами и рейтинговыми агентствами. Понятное дело, что для всех этих эффективных учреждений опять же нужны свои регуляторы и надзорные органы.

Разумеется, что все на рынке эффективными быть не могут, поэтому те компании, которые неэффективные – они разоряются, а сотрудники этих компаний теряют работу и идут на эффективную биржу труда, где эффективно конкурируют между собой за рабочие места. Однако неэффективными могут оказаться не только отдельные компании, но и сами наемные работники. При этом, совершенно ясно, что всякие ништяки должны иметь возможность приобретать только эффективные граждане, а для защиты ништяков от неэффективных следует в каждый супермаркет посадить по мужику трудоспособного возраста в виде охранника, понавесить камер и установить системы контроля. Сами же эффективные должны жить за высокими заборами коттеджных поселков или в элитных жилых комплексах под охраной эффективных ЧОПов.

Очивидно, именно такое устройство экономики является наиболее рациональным и эффективным.

avatar

Малый бизнес

Одной из популярных тем при обсуждении экономических вопросов является тема малого бизнеса. Различные эксперты утверждают, что малый бизнес должен быть основой современной экономики, и государству следует его всячески поддерживать. Вопросы, связанные с развитием малого бизнеса, регулярно поднимаются и в парламенте и в правительстве и во всех СМИ. Совсем недавно активно тиражировалась информация о массовом снятии с регистрации сотен тысяч индивидуальных предпринимателей. Преподносилось это, естественно, как событие крайне негативное.

Тезис об исключительной ценности и полезности малого бизнеса стал одной из любимых мантр современных экономистов и политиков. Причем подобная  точка зрения популярна не только в либеральной, но и, к сожалению, в левой среде. Некоторые левые вполне допускают наличие малого (и даже среднего) бизнеса при социализме и рассуждают о различных мерах его поддержки, например, в виде снижения налогов. В качестве экономической модели будущей социалистической экономики такими гражданами предлагается использовать НЭП.

Как и многие другие заблуждения, истоки подобной любви к малому бизнесу берут свое начало в перестройку. Именно тогда стали очень популярны идеи сахаровской конвергенции и двухсекторной модели экономики. Используя тему дефицита, в общественное сознание внедрялось мнение о том, что государственная плановая экономика, конечно, может реализовывать крупные проекты типа полетов в космос, но не способна удовлетворить спрос на товары широкого потребления из-за своей неповоротливости и громоздкости. Зато с этой задачей прекрасно может справиться частник. Ведь он работает на себя и заинтересован рублем в максимальном удовлетворении спроса. К тому же к началу 80-х в Советском Союзе уже бурным цветом расцвела теневая экономика, и граждане прекрасно знали кто такие цеховики. Тогда же «вспомнили» и про ленинский НЭП, используя его как для атаки на Сталина, так и для подготовки общественного мнения к легализации частного предпринимательства. К чему привел НЭП и почему он был свернут как-то предпочитали не вспоминать. Зато «кулак» из ростовщика и спекулянта внезапно превратился в «крепкого хозяйственника». В результате подобных манипуляций у многих советских граждан сформировался положительный взгляд на малый бизнес и частное предпринимательство в целом.

Однако в реальности дело обстоит совершенно иначе. Малый бизнес не может и не должен являться основой экономики. Современные высокотехнологичные изделия создаются исключительно огромными корпорациями. Товары с высокой добавленной стоимостью может создавать только крупный бизнес. У малого бизнеса просто не хватит ресурсов на создание, например, нового реактивного двигателя, микропроцессора или нефтяной платформы. Времена, когда что-то новое можно было собрать на коленке давно прошли. Кустарное же и мелкосерийное производство товаров ширпотреба заранее менее рентабельно, чем крупносерийное. Поэтому для построения высокотехнологичной, высокорентабельной экономики нужно не развитие множества мелких производителей, а наоборот, их поглощение и укрупнение.

Малый бизнес не в состоянии конкурировать с крупным не только в сфере производства, но и в сфере услуг и торговли. Сетевые магазины, рестораны, химчистки, салоны красоты постепенно вытесняют одиночные просто в силу того, что с ростом масштабов бизнеса издержки снижаются, и конкурентоспособность увеличивается. Капитализм неизбежно идет по пути укрупнения и постепенной монополизации.

Реальная экономическая роль малого бизнеса заключается в самозанятости избыточного населения. Но если в стране присутствует население, которое нечем занять, то это говорит лишь о неэффективности экономической модели, а не о том, что теперь нужно развивать малый бизнес.

Разумеется, экономика не может существовать без политики. Поэтому с политической точки зрения основной целью развития малого бизнеса является создание класса мелких собственников и формирование у граждан мелкобуржуазного сознания. Если сталинская коллективизация и индустриализация имели своей целью, в том числе, ликвидацию мелкобуржуазного сознания крестьянства, как благодатной почвы для реакции и реставрации капитализма, то последние 25 лет мы наблюдаем ровно обратный процесс. Идет планомерное разрушение социалистического сознания и замена его мелкобуржуазным или мещанским.

Зачем это нужно господствующему классу – вполне понятно. Но зачем собираются развивать малый бизнес некоторые левые? Хочется верить, что по незнанию.

Безусловно, после победы социалистической революции невозможно будет мгновенно перейти к плановой экономике и крупнотоварному производству. Неизбежно будет некоторый промежуточный этап, на котором сохранится частное предпринимательство. Однако следует понимать, что любое развитие малого бизнеса при социализме – это первый шаг к контрреволюции. Поэтому для контроля и подавления оставшейся буржуазии должна быть установлена диктатура пролетариата. Ведь даже несколько лет НЭПа привели к частичной реставрации капитализма и создали мощную антисоветскую прослойку в виде краскупов, нэпменов и кулаков. Мелкобуржуазные настроения стали распространяться даже в высшие партийные структуры. Вспомним хотя бы слова Бухарина: «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!». Но советскому руководству хватило решимости вовремя свернуть НЭП и ликвидировать нарождавшуюся буржуазию в зародыше.

Сегодняшние левые, которые предлагают сохранение и тем более развитие частного предпринимательства, фактически закладывают бомбу под будущее социалистическое государство и являются прямыми пособниками контрреволюции. Малый бизнес – это ясли капитализма. Об этом всегда нужно помнить и не повторять ошибок НЭПа.

avatar

Перспективы Китая

Сегодня принято восхищаться Китаем. За последние полтора десятка лет Китай стал одним из лидеров мировой экономики. На месте деревень выросли современные мегаполисы с миллионами автомобилей и многоуровневыми развязками. Возник средний класс с практически западными стандартами жизни и потребления. Китайский экспорт буквально завалил все мировые рынки. Даже мировой кризис вроде бы не сильно сказался на китайской экономике. В западных странах рецессия, а у Китая всего лишь снизились темпы экономического роста. Любому западнику понятно, почему так произошло: просто Китай в свое время перешел к рыночной экономике и открыл страну для инвестиций. Некоторые граждане и даже эксперты всерьез ставят Китай нам в пример и советуют перенимать опыт. Однако необходимо четко понимать за счет чего Китай достиг сегодняшних вершин, и какие в связи с этим перед ним открылись перспективы.

Тем, кто советует перенимать китайский опыт необходимо вспомнить то, что подобный эксперимент уже проводился в нашем недавнем прошлом. Переход от социализма к капитализму происходил в Советском Союзе и в Китае практически одновременно. Мы точно так же отказались от плана, перешли к рынку и открыли свою экономику для капиталистических стран. Чем это все закончилось – прекрасно видно за окном. Советская промышленность полностью уничтожена, а живем только за счет экспорта сырья, зависимость от которого постоянно растет. Возникает вопрос: почему, если реформы были примерно одинаковыми, то результат оказался настолько разным? Всё дело в том, что начальные условия были различны. СССР был одной из крупнейших экономик мира с высоким уровнем жизни населения. Западу не нужны были конкуренты в виде нашей промышленности, зато нужен был рынок сбыта для своих товаров и доступ к ресурсам. Именно в этом качестве нас и встроили в глобальную экономику. Китай же был в основном аграрной страной, с нищим населением. Единственное, что можно было взять с Китая – огромные ресурсы практически бесплатной рабочей силы. В соответствии с этим и действовал мировой капитал. Западные компании начали строить заводы в Китае и выводить туда производства. При этом и деньги и технологии были западные. Сам же Китай фактически сдал собственное население в аренду и позволил его эксплуатировать международной буржуазии. Результатом такой политики стала полная зависимость Китая от экспорта в страны запада и, следовательно, от спроса в этих странах. Более того, Китай активно поддерживает этот самый спрос, вкладывая доходы от экспорта в долговые обязательства США и Евросоюза. Да, действительно, при такой политике в Китае начался мощный экономический рост и стал расти уровень жизни населения. Даже если 90 долларов из 100 у китайского рабочего присваивает себе капиталист, то ведь 10 то остается. Для нищего крестьянина это всё равно был серьезный рост доходов. Постепенно в Китай стали выводить и высокотехнологичные производства. Стали расти зарплаты рабочих. Возник средний класс и внутренний рынок. Дополнительным драйвером роста выступили масштабные инфраструктурные проекты, проводимые китайским правительством.

Казалось бы, всё хорошо. Ну да, эксплуатирует китайцев мировой капитал, но ведь и сами китайцы как жить стали! В чем же проблема? А проблема в том, что в формально коммунистическом Китае окончательно установился капитализм, причем экспортно-ориентированный. Вырос целый класс китайской буржуазии, с обслуживающим ее средним классом. У этих людей сформировалось потребительское мышление, они впитали в себя западную культуру и привыкли к западным стандартам жизни. Подобные процессы не обошли и китайскую правящую элиту. Однако, как уже отмечалось выше, все китайское благополучие полностью зависит от экспорта. По мере развития мирового экономического кризиса спрос в развитых странах будет неминуемо падать, а, следовательно, будут падать и доходы от китайского экспорта. В таких условиях единственным способом сохранить уровень жизни для китайской буржуазии будет усиление эксплуатации собственных рабочих и ликвидация среднего класса. При этом подавляющая часть китайцев даже сейчас живет достаточно бедно. Таким образом, классовые противоречия будут усиливаться, что приведет к социальным взрывам. Сможет ли с ними справиться современное китайское руководство – большой вопрос. Проблема усугубляется еще и численностью китайцев. В отличие от США и Европы в Китае существует огромное количество бедного крестьянства и настоящих фабричных рабочих, поэтому социальные протесты будут носить совершенно иной характер, нежели в развитых странах.

В качестве спасительной меры часто предлагается переориентации Китая с внешнего спроса на внутренний. К сожалению сделать это крайне сложно. Платежеспособный спрос в Китае сильно ниже, чем в странах запада. Для его повышения необходимо увеличивать зарплаты, но в этом случае Китай лишается основного своего преимущества – дешевой рабочей силы. Себестоимость китайских товаров вырастет, что приведет к выводу производств из Китая и банкротству национальных производителей из-за потери рынков. Естественно подобные процессы скажутся негативным образом на платежеспособности внутреннего спроса. Китайское руководство это прекрасно понимает, поэтому держит курс юаня заниженным, тем самым искусственно занижая и стоимость рабочей силы.

Китай является заложником выбранной модели развития и перспективы у этой модели безрадостные. Если Китай не сможет изменить ситуацию, то его ждет вялотекущая гражданская война, потеря управления, распад и смута. В этом плане ситуация очень схожа с российской.